О театре

Второе рождение «школьной классики»

В четвертый день работы VIII Международного театрального фестиваля «Русская классика» был показан спектакль «Дубровский» по одноименному роману А.С.Пушкина Орловского государственного академического театра им. Тургенева. Режиссер-постановщик –Алексей Доронин.

Спектакль опровергает устоявшееся мнение о несценичности произведений Александра Сергеевича, а диплом фестиваля в номинации «Лучшая режиссура», присужденный профессиональным жюри Алексею Доронину доказывает, что природа пушкинского творчества не тотально конфликтует с законами театрального искусства, и, при всей классичности, открыта эксперименту и иным трактовкам. Незаконченность романа и, по сути, открытый финал дают бОльшую, в сравнении с полностью литературно обработанным, выверенным авторским текстом, свободу интерпретации.


В отношении сюжета спектакль не пошагово следует за содержанием романа. Например, в финале инсценировка принципиально отличается от пушкинского текста: Троекуров оказывается убит. Изменение обусловлено тем, что режиссер акцентирует внимание и разрабатывает темы, на которые Пушкин, смотрит по-другому. Так в центре спектакля - проблема мести. Линия поведения Дубровского (Павел Клячин) обусловлена стремлением сына отомстить за смерть отца и за незаконно отобранное имение.
В романе также присутствует мотив мести, причем, в двух вариантах: месть за обиду, нанесенную себе – это месть Троекурова (Павел Легкобит) своему другу – Дубровскому-старшему (Михаил Корнилов), обидевшегося на Андрея Гавриловича за то, что тот оскорбился, якобы, не по делу. И месть Владимира Дубровского за потерю отца, то есть за другого человека.

Но у Пушкина и Троекуров (правда, уже слишком поздно) раскаивается в своем поведении, и Владимир Дубровский после знакомства с Марией Кирилловной (Наталья Ткаченко) отказывается от идеи мести. И отказывается по тексту несколько раз: на словах и в собственных поступках.
В спектакле тоже есть антитеза двух типов мести: за себя и за обиду, нанесенную другому человеку. Но основное внимание приковано к проблеме мести именно за другого. Эта месть рассматривается как праведная и справедливая, как крест, который выпало нести молодому человеку, как нечто роковое, неизбежное, чего он и хотел бы избежать, но не может. То есть сценическому Дубровскому отводится проблематика Гамлета.

Как известно, тема мести - центральная, которую стремится разрешить Гамлет. Но по поводу её перспективности тоже есть разные точки зрения. Скажем, в спектакле М.Г.Розовского «Гамлет» месть Принца Датского оценивается исключительно отрицательно, и спектакль построен таким образом, чтобы доказать её гибельность как лично для Гамлета, так и для всего его окружения, и даже для государства.

Что касается меня, то я разделяю позицию Гамлета, поэтому образ Дубровского в спектакле мне понятен, и я нахожу подобную трактовку характера убедительной и уместной.

Еще есть некоторые нюансы в прочтении образа Троекурова. В спектакле он более зловещ, чем в тексте Пушкина. На сцене мы видим человека, почти всецело воплотившего в себе злое начало. Упивающийся абсолютной властью, тщеславный, жестокий, не считающийся ни с кем, сластолюбивый, порочный, не имеющий ни одной глубокой привязанности уездный автократор - Кирила Петрович - царственен и самодостаточен, так как уверен в подчинении окружающих. Им слишком хорошо известно: при малейшем повиновении их свернут в бараний рог. Короля делает свита – а вокруг одни холопы. Но находится человек, не желающий повиноваться, выбивающийся из системы – Дубровский. Он в одиночку противостоит цепным псам и молодчикам Троекурова, а также умному, хитрому, коварному, не знающему жалости Шабашкину (Николай Чупров).

У Пушкина Троекуров не столь инфернален, более приземлен, и ему присуще нечто человеческое. Но дело в том, что в незаконченном романе сделана попытка исследовать скорее не природу абсолютной власти, а феномен русского бунта, его истоки, приметы и последствия.
В то время как, повторюсь, в спектакле центральные темы: праведная месть, непросвещенная, незнающая границ власть, и противостояние одиночки этой гнетущей властной вертикали.

Актерская работа Павла Ивановича Легкобита отмечена специальным призом жюри фестиваля «Русская классика». Николай Евгеньевич Чупров награжден дипломом в номинации «Лучшая мужская роль второго плана».

Спектакль «Дубровский» Орловского государственного академического театра им. Тургенева предлагает зрителю поразмыслить на серьёзные темы, а также перечитать, так называемую, школьную классику, которая, возможно, когда-то была прочитана исключительно под страхом двойки, а теперь, с новым видением и пониманием, должна быть открыта заново.


Инга Радова

29.10.2019