О театре

Юбилейный Пушкин и кукольная история любви

В последний день работы VIII Международного театрального фестиваля «Русская классика» был показан спектакль «Сказка о рыбаке и рыбке» Орловского театра кукол. Режиссер-постановщик – П. Акинин.

Премьера приурочена к 220-летию со дня рождения А.С. Пушкина.  Не только литературная основа, но и сценическое оформление под черновики Пушкина формально отсылает зрителя к юбилейной дате но, главное, знакомит самую юную аудиторию с творчеством великого поэта.

Спектакль, разумеется, детский (возрастная категория 6+),но благодаря оригинальному сценическому оформлению и интересному прочтению характеров сказочных персонажей, находит отклик и у детей, и у взрослых.

Именно «Сказке о рыбаке и рыбке» жюри присудило диплом за «Лучшую сценографию».

Художник-постановщик Борис Аксёнов.

Кукольный спектакль имеет подзаголовок: «История любви». Движимый любовью к одержимой все новой и новой прихотью старухе сердобольный рыбак идет на поклон к Золотой рыбке. В начале повествования и в финале, когда экс-царица с белого коня падает прямиком в прежнее разбитое корыто, старик с чувством читает ей «Я помню чудное мгновение...».

А открывается спектакль сценой, где Александр Сергеевич, пребывая в творческом кризисе, сокрушенно восклицает: «Исписался! Исписался!»     

Не пишется сегодня и всё тут!.. Лишь кот ученый спасает ситуацию, подсказывая поэту сюжет всем известной сказки.

Впрочем, нам знаком лишь позднейший её вариант. Создатели спектакля включили в текст сказки малоизвестный фрагмент, присутствовавший в первой рукописной редакции. В том фрагменте старуха сидела на Вавилонской башне, а на ней была папская тиара: «Не хочу я быть вольною царицей,

Я хочу быть римскою папой!»

«Воротился старик к старухе,
Перед ним монастырь латынский,
На стенах латынские монахи
Поют латынскую обедню.
Перед ним вавилонская башня.
На самой на верхней на макушке
Сидит его старая старуха.
На старухе сарачинская шапка,
На шапке венец латынский,
На венце тонкая спица,
На спице Строфилус птица»

 

…Кто о чём, а вшивый о бане: услышав про «римскую папу», я моментально вспомнила Джуда Лоу, это статуарное совершенство, холодное Солнце британского кинематографа, в роли Римского Папы в шикарном сериале Паоло Соррентино «Молодой Папа». «А ведь старушка дело говорит, - подумала я, - Я тоже хочу быть Джудом Лоу! И как все-таки логично после такого желания захотеть в придачу и Рыбку на посылках, потому что круче этих двух запросов уже не придумать», - ухмылялась я про себя.

Наверняка, в зрительном зале раздумывала про Джуда Лоу я одна, однако, судя по восторженной реакции на кукольное действо аудитории 6+ и одобрительному перешептыванию их родителей, спектакль пришелся по вкусу всем.

30.10.2019