Версия для слабовидящих+7 (4862) 76-16-39

Вихрь чувств

Иван Бунин. В пяти воспоминаниях

Продолжительность спектакля — 1ч.50 мин.

В музее истории Орловской сцены есть скромная акварель, на которой запечатлено старинное здание театра, возведенное в 1862 г. Оно уютно располагалось вблизи нынешнего входа в парк. В теплые вечера аллеи любимого орловцами парка превращались в своеобразное театральное фойе. Здесь, а также в зале театра и за кулисами, начиная с 1889 г., в течение нескольких сезонов можно было встретить юного Ивана Бунина, тогда сотрудника газеты «Орловский вестник». На спектаклях Бунин бывал не только как зритель, но и по долгу службы: писал корреспонденции и рецензии. Это здание сгорело в 1927 г., когда И.А.Бунин, прозаик и поэт, один из крупнейших русских художников слова уже семь лет был в эмиграции.

В музее театральном нет вещных свидетельств бунинской жизни, его творчества. Но в самой музейной ауре сберегается душа спектаклей, поставленных по произведениям классика. На тургеневской сцене собираются и оживают его герои. Театру Бунина на орловских подмостках всего четверть века. В 1988 г. на малой сцене родился спектакль «Тайна зеркала. Иван Бунин», а в 2000 г. в театре графа С.М.Каменского — «Нездешние цветы», драматические вариации на тему семи поздних новелл и нескольких стихотворений. И вот третье обращение к самому удивительному бунинскому творению — «Темным аллеям».

Режиссер Ирина Кондрашова, выпускница ВГИКа (мастерская И.Н.Ясуловича), создала сценическую версию пяти рассказов из заключительной части цикла «Темные аллеи». Эта книга о любви, подлинная энциклопедия любовных переживаний рождалась в годы Второй мировой войны. «Темные аллеи» — это самое лучшее и оригинальное, что я написал в жизни«, — вот как оценивал автор свое творение. Он писал в одном из писем: «Все рассказы этой книги только о любви, о ее темных и чаще всего очень мрачных и жестких аллеях». За создание ее Бунин не раз благодарил Бога.

По Бунину, всякая любовь — невыразимое счастье. В любовном чувстве нет недостойного, стыдного, нечистого. Загадочно и непостижимо мирозданье, и самое таинственное и необъяснимое в нем — женщины. Любовное потрясение — миг просветления, зарница в судьбе человеческой. Истинное любовное чувство — вот главное в жизни, а все остальное — «ненужный сон». Пережитое когда-то, оно сохраняется в сердце навсегда, как самое лучшее. Хотя сама любовь, и на этом настаивал автор, — сродни катастрофе. Ее роковая стихия трагична, вихрь чувств сокрушителен. Неземное чувство приводит в разлуке или гибели.

В сценической версии Ирины Кондрашовой герои рассказов «В одной знакомой улице», «Дубки», «Качели», «Месть», «Холодная осень» встречаются в поезде. Они соединились здесь случайно и будто вынуты на время из жизненных своих сюжетов. В поезде свое особое время. Он и мчится сквозь время. В одной из бунинской новелл есть такие строки: «Ото всего остаются в душе жестокие следы, то есть воспоминания, которые особенно жестоки, мучительны, если вспоминается что-нибудь счастливое». Многие персонажи «Темных аллей» живут счастливыми воспоминаниями. У них особенная чувственная память, дар памяти о любви, ее мгновениях нежных и прекрасных. Случайные попутчики, они за время пути перебирают «все то волшебное, непонятное, непостижимое ни умом, ни сердцем, что называется прошлым». Воспоминания проносятся и мелькают, как пейзаж за окном. И вдруг — удар, всполох. Воспоминание о мгновении счастья, чувствах обжигающих, чистых, пронзительных, любовном вихре, который вознес душу, оторвал ее от всего обыденного, переломил, изменил всю жизнь.

«Нередко в купе поезда встречаешь человека и понимаешь, что ему можно что-то доверить, что тебя мучает, что рвется из души, — говорит режиссер спектакля Ирина Кондрашова, — и что твою доверчивость поймут и могут довериться в ответ. Наступит минута расставания, и рассказанная тобой история растворится в ком-то и останется. Бунин сожалел, что проходят блаженные часы жизни, и утверждал, что человеку необходимо хоть что-нибудь сохранить, то есть противопоставить смерти. И меня это волнует. Вот мы живем-живем, и что в нас остается? У каждого свое. Заметы, пятна яркие, жизненные воспоминания. У одних это остается, а у кого-то ничего. Путь человеческий меня занимает и нестатичность души. Бунин для меня — манящий, интригующий, будоражащий и еще откровенный. Читаешь его напряженную прозу, переполненную чувственной негой, впитываешь музыку его слов, и радуешься тому, что и я нечто похожее переживаю, как и его герои. Это все и про меня написано. И даже в какой-то момент ощущаешь неловкость».

Создателям спектакля хотелось бы, чтобы каждый зритель, сидя в зале, был захвачен вихрем чувств и вспомнил какое-нибудь свое сильное переживание или осознал, что и вспомнить нечего. И задумался: может быть еще что-то можно сделать.