Версия для слабовидящих+7 (4862) 76-16-39

Исповедь человека театрального

13 февраля 2014

Мне не раз доводилось бывать за кулисами в театре. Ходить не только по вестибюлю, рассматривая портреты актеров и художественного руководителя, но и оказаться в святая святых для любого обожателя всего театрального: будь то гримерная комната или склад для декораций. Самые потаенные тайны храма искусства определенно завораживают. Но все же, остаются тайнами.

12 февраля в ОГАТ им. И.С.Тургенева состоялась премьера спектакля, дающего возможность поподглядывать за тем, что происходит за занавесом. Постановка пьесы Рональда Харвуда «Костюмер» подарила нам кусочек великой тайны – каково быть служителем театра.

Норманн уже на протяжении 16 лет работает костюмером у артиста Сэра Джона. Трудится исправно, полностью отдавая себя и свою душу. А за окном – Вторая Мировая. Страшное время. Особенно для театра. Люди боятся выйти из убежища, потому что бомбежки не прекращаются. Но актеры каждый вечер выходят на сцену. Монтировщики устанавливают декорации. Помощники режиссера бдительно за всем следят. А костюмер готовит и поддерживает своего артиста. Таким костюмером является и Норманн. Правда, актер ему попался весьма нелегкий. Сэр Джон уже далеко не молод. Его эмоциональное, психическое и физическое состояния оставляют желать лучшего. Все понимают, что своей беспрестанной работой он загоняет себя в могилу. Но артист ни может не играть. Изводя себя для одних, он продлевает жизнь для себя. Потому что театр и игра в нем – смысл, способ и силы для существования. Такого мнения придерживается и костюмер Норманн.

Подобные пьесы – уникальная возможность не только для зрителя, но и для актера. Это шанс посмотреть на свою актерскую (и просто театральную) долю со стороны, излить свои чувства, переживания и мысли, которые обычно остаются неизвестными публике. «Костюмер» - некое подобие исповеди человека театрального. Мы наблюдаем за всем изнутри, когда частное переплетается с профессиональным, а все, происходящее на сцене и выглядящее естественным, оказывается результатом упорного труда. Зритель часто не видит процесса работы, сразу оценивая итог. Здесь мы можем наблюдать ход действий и эмоции, их сопровождающие.

В театре есть свои внутренние цели, вопросы и переживания. ОГАТ им. И.С.Тургенева долгое время был погружен в свои проблемы. Сейчас театр идет по пути восстановления. «Костюмер» - это удачный спектакль, возвращающий зрителю любовь к театру, а артистам - стремление и желание творить. Режиссер спектакля Александр Алексеевич Михайлов работал с труппой драмы с сентября, прорабатывая каждую деталь, каждое слово, вкладывая смысл и определенный посыл публике. Можно сказать, что один орловский режиссер, художественный руководить другого театра протянул свою руку с дружественным и творческим стремлением другому театру.

Артисты же ярко смотрятся в своих ролях. Если обычно начинают с исполнителей главных ролей, то я, пожалуй, обращу свое и ваше внимание на второстепенных. Казалось бы, персонажи второго и третьего плана, которые появляются в некоторых сценах, только иногда отвлекают нас от событий, связанных с главными героями, для разрядки и небольшого отдыха. Но здесь все ярко и искрометно. Хоть мы видим их на сцене всего несколько минут, эти люди врезаются в нашу память. У каждого своя история, жизнь, актерская судьба и своя драма. Любой из этих персонажей доносит до нас одну из проблем или переживаний, которые может испытать любой служитель театра. Это трогает за душу.

Петр Воробьев – исполнитель роли Сэра Джона. Стоит отметить, что сама пьеса подбиралась именно для Петра Сергеевича. И попадание произошло весьма и весьма удачное. Отдавший своей театральной страсти не один десяток лет, даже на последних вздохах, он дарит себя искусству. Хотя даже может не владеть собой в данный момент.

Андрею Царькову досталась роль не актера, а костюмера. Преданного, любящего, но частенько забытого. Вместе с артистом мы проходим весь путь персонажа, понимая, насколько велика любовь преданность, но и обида.

Елена Полянская, исполняющая роль Миледи, жены Сэра Джона, находится как бы на перепутье: она и главный, и второстепенный персонаж. Со своей драмой и своей болью Миледи живет в тени мужа, переживая за него, но и терпя обиду. Из всех трех главных героев, которые были озвучены выше, персонаж Елены Полянской, пожалуй, самый неоднозначный. Потому что понять и прочувствовать, почему героиня дошла до такого состояния, лично я понять не смогла. Чувства, которые испытывает Миледи, настолько противоречивы, даже размыты, что понять всю их глубины крайне сложно. Связь между причиной и следствием в какой-то момент ускользает. Да, обида. Да, терпение. Да, переживание. Но с чего все началось. И почему во все это вылилось…

Коли пьеса и постановка перенесли нас за кулисы, стоит обратить внимание и на обстановку. Человеку непосвященному покажется, что по комнатам и коридорам кое-где пронесся ураган: костюмы висят непонятное горой, декорации сложены друг с другом, что не разберешь, где какие и для какого спектакля. Но на самом деле все имеет свою структуру, логичную и понятную работникам театра. То же самое на сцене – хаос, неразбериха. Часть сцены, изображающая гримерку, полна уже не новых предметов мебели. Также есть аудиосредства середины 20-ого века, создающие эффект бури. А венчает все это изображение сцены с обратной стороны. Зритель видит полотно с Шекспиром (вся пьеса Харвуда дышит шекспировским текстом, так как по сюжету в театре Сэра Джона играется множество пьес писателя). За этим полотном происходят театральные действия, которые зритель наблюдает в виде игры теней. При всем стремлении показать атмосферу закулисной жизни чувствуется, что некое излишнее нагромождение все же присутствует. На сцене слишком много предметов, некоторые из которых по сути в себе не несут никакой нагрузки. Но может таким хаосом художник стремился отразить события, во времена которых происходили события пьесы… Ответа мы не знаем.

Нам, зрителям, всегда видно только то из жизни театра, что нам позволяют видеть. Но иногда, когда занавес приоткрывают чуть больше чем обычно, в публике пробуждается больший интерес и желание. То же происходит с «Костюмером». Спектакль демонстрирует жизнь таких же людей со своими страстями. Только в жизни этих людей особое место занимает театр. И после просмотра постановки возникает ощущение, что для тебя этот храм искусства тоже становится особенным. В него хочется приходить чаще и погружаться в его тайны и мысли глубже. По крайней мере, мне хочется думать, что у вас возникают такие чувства. Потому что у меня они есть.

На спектакле побывали Ксения Ковалева и Олеся Суровых (фото) 

Источник: «Жажда»