Версия для слабовидящих+7 (4862) 76-16-39

Рыцарь благородного образа

24 января 2016

Есть люди особого душевного таланта. Чем бы ни занимались, их обязательно ждет успех. Не тот успех, когда звучат медные трубы или приятно позвякивает тугой кошелек, а тот, когда даже случайный знакомый, нежданно встретившись, подолгу жмет руку, улыбается, когда человек притягивает к себе добро и дарит радость.

И жизнь, и слезы, и любовь

Павел Иванович Легкобит как раз из такой категории. Для зрителей Орловского государственного академического театра им. И. С. Тургенева он любимый актер, для студентов Орловского государственного института искусств и культуры – мудрый наставник, для театрального сообщества региона - без преувеличения надежная поддержка и опора как председатель Орловского отделения СТД России.

Этот человек удивительным образом сочетает в себе   аристократизм и эмоциональность, иронию и открытость…

Павел Иванович в свое время окончил Ярославское театральное училище, затем филологический факультет Пермского государственного педагогического института. Работал в одном из лучших провинциальных театров - Пермском драматическом…  

С Орлом судьба связала его в 1978 году. Режиссер и драматург Леонид Моисеев сделал предложение, от которого просто нельзя было отказаться: сыграть булгаковского Лариосика. Так актерская мечта привела в наш город.

Были незабываемые перевоплощения в Труффальдино Гольдони, в Анучкина из гоголевской «Женитьбы» и фон Ранкена из «Дней нашей жизни», в Разновесова и Хрюкова из пьес Островского, в шекспировских Милягу и герцога Милянского, в Кулыгина из «Трех сестер»… С годами подобрался серьезный «тургеневский» репертуар:  слуга в «Дыме», капитан Чуханов в комедии «Где тонко, там и рвется», Мирволин в «Завтраке у предводителя», Иванов  в «Нахлебнике». Подарком судьбы стал эпизод в фильме  «Большая перемена».

За плечами более 42 лет сценической деятельности, много трудностей и радостей, побед и разочарований, слез и восторга. Павел Иванович никогда не прибегает к сослагательному наклонению. Он делает смелое признание в том, что счастлив, принимая и безмерно ценя все перипетии своего жизненного и профессионального пути.

Лишь один вопрос в продолжительной и бесконечно прекрасной беседе заставил его на мгновение задуматься:

- А пожелали бы вы прожить свою жизнь самому близкому и любимому человеку?

- Наверное, не стоит повторять чью-то историю. Но и в своей я бы ничего не хотел  менять. Уверен, с выбором профессии не ошибся. В театре расту как человек. Хотя то, что для меня было счастьем, для многих может показаться серьезным испытанием. У каждого свой запас прочности. Вершины, которые осваиваешь, помогают подняться над обстоятельствами. Многие актерские  судьбы схожи: баловней фортуны среди нас единицы. Каждая роль – новый участок, который стараешься пройти достойно. Главный секрет в том, что нужно утверждать не себя, а общечеловеческие ценности. Даже играя негодяев, говоришь о том, что есть добро.

Раз уж зашла речь о самых близких людях, надо сказать, что дети Павла Ивановича далеки от театральных подмостков. Обе дочери - кандидаты биологических наук. Работают в серьезных научно-исследовательских институтах в столице. Осваивают биологию тела, в то время как отец занимается биологией души.

А вот супруга – коллега: артистка Орловского театра кукол. В семье любовь к искусству и друг к другу никогда не конкурировала. Легкобит затрудняется сказать, смог бы связать свою жизнь с человеком из другой сферы деятельности: «Говорят, любовь слепа, но как такое может быть, если зорко одно лишь сердце?». 

Главным своим достоянием помимо семьи Павел Иванович считает встретившихся ему на жизненном пути людей: педагогов и наставников, режиссеров, коллег по сцене, зрителей, которые участвовали в его профессиональном и личностном становлении.  

Но, дадим слово самому мастеру…

Путь к себе

- Павел Иванович, 42 года на сцене, из них 37 -  в орловском драмтеатре. Самые требовательные критики отмечают присущую только вам мягкость и сердечную теплоту исполнительской манеры, душевность, верность традициям русской школы актерской игры… Скажите, что потеряли и что приобрели за годы в профессии?

- Театр поменял меня как человека, принес много света и добра. Это несоизмеримо ни с какими трудностями. Есть такое понятие - культура чтения:  когда читаешь и берешь из книг лучшее. Также и наша профессия помогает наполнять душу лучшим, что   есть в мире. Постоянно говорю своим студентам, что предела совершенству нет, есть лишь стремление к нему. Ни в коем случае нельзя позволять душе лениться. Я и сам постоянно учусь, борюсь со своими недостатками.

- А какие у вас недостатки?

- Наверное, не всегда могу владеть эмоциями, хотя профессия обязывает. У меня много претензий к себе, пожалуй, тоже недостаток.

- По аналогии с персонажем Сервантеса вас можно смело назвать актером благородного образа. Если бы вы были средневековым рыцарем, какой девиз был бы на вашем щите?

-  Совсем недавно вспоминал замечательные  слова Чехова: «Умей нести свой крест и веруй». Вот девиз, помогающий увидеть главное. Актерская профессия предполагает утверждение себя и в работе, и в жизни. Не всегда все складывается, идут мучительные процессы осмысления. Порой нужно очень много сил, чтобы нести свой крест, не разуверится, не потерять себя. В конце концов, хочется показать достойный пример детям и внукам.

- Наверное, в разного рода официальных учреждениях вас неоднократно спрашивали о месте работы.  Меняется ли по прошествии лет реакция людей на ответ?

- Был даже забавный случай. Однажды врач «скорой помощи», приехавшая на вызов,  в удивлении произнесла: «Первый раз вижу живого артиста!»

Конечно, отношение общества со временем меняется. Наша профессия стала рядовой…

- Смешались понятия аниматор и актер?

- Пожалуй, да. Многие не понимают, что в основе театра не развлечение, а жизнь человеческого духа, искусство.

Ко всему прочему актерская стезя стала более доступной. Раньше конкурсы  в профильные учебные заведения превышали 120 человек на место. Сегодня на место претендуют 3-4 человека. Зачастую комиссии одобряют всех: а вдруг! Поэтому даже сами актеры не до конца осознают значение профессии, то, что сцена, по выражению Гоголя, - «это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра».

Такое ощущение, что сегодня артистом может быть каждый. Не всегда так. Каждый новый образ не просто дает еще одну грань мастерства, но и формирует тебя, заставляет по-другому взглянуть на мир.

Есть издержки в системе образования, а образование и общество взаимосвязаны. Система ценностей, принятая обществом, напрямую сказывается на искусстве. Не всегда положительно.

Но и сегодня рождаются  великие музыканты, художники, хорошие молодые артисты.

- Вы имеете прямое отношение к образованию. Работаете на кафедре режиссуры театрализованных представлений ОГИИК. Преподаете основы классической режиссуры и мастерства актеров. Константин Станиславский говорил: «На нашем языке понять - значит сделать». Что вы делаете, чтобы молодые люди поняли?

- Прежде всего, пытаюсь гармонично объединить теорию и практику, развивать ассоциации, многозначность, художественное мышление. Самый важный метод: можно учить только тому, что умеешь и любишь сам. В нашем деле крайне важно воспитание личности. Основа, конечно, любовь - к профессии, к театру, к студентам.

Когда выхожу с моими бывшими воспитанниками на сцену, уже не смотрю на них, как на учеников.  Никогда не критикую - только радуюсь, если вижу, успех. Но за советом ребята могут подойти в любой момент.

- Последние годы для театра были перестроечными в прямом смысле этого слова. Как это повлияло на работу?

- Когда ремонт в доме, любой семье очень трудно. Разрушается дух взаимопонимания, братства.

Последние три года приходилось непросто. Это очень долгий промежуток времени, особенно для артистов в возрасте. Режиссеры испытывали явный дефицит репетиционных площадок,  технических возможностей для художественной выразительности, средств для создания особой творческой рабочей атмосферы…

Верю, мы выстоим. И силы накопились, и мысли, и чувства, и тоска по реализации творческих проектов.

В любом случае театр жил, ставил спектакли, за что низкий поклон всему творческому коллективу. Особенно хочется отметить  поддержку зрителей, которая очень  помогает.

- Орлу в этом году исполняется 450 лет. 200 из них прожиты орловцами вместе с театром, который сейчас носит имя Тургенева. Каково значение этого искусства для города?

- К сожалению, зачастую бывает так, что «лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье».

Не хотелось бы, чтобы  значение театра люди по-настоящему  осознали,  потеряв его.

Драмтеатр приносит в культурный процесс, духовную жизнь региона  доброе, полезное, необходимое звучание.

Мы очень много гастролировали: Харьков, Запорожье, Мурманск, Винница. Тургеневцев всегда тепло принимают в самых разных городах. Были случаи, люди останавливали в московском метро, благодарили…   Я думаю, орловский театр верно служил и служит своему Отечеству и зрителю.

Где еще на карте России найдешь такой сравнительно небольшой городок,  в котором  4 театра. Хотелось бы, конечно, чтобы это искусство было более доступно для жителей районов. На выездных спектаклях всегда видно, как в глубинке люди жаждут приобщиться к прекрасному. 

Большое сердце СТД

О работе на посту председателя Орловского отделения Союза театральных деятелей РФ Павел Иванович зачастую рассказывает сухо, официально (сказывается скромность и повышенная требовательность к себе), а его коллеги, напротив, - очень эмоционально и с большой благодарностью.

Легкобит возглавил организацию в 1996 году, в самый трудный для нее момент. С тех пор с присущей ему деликатностью, рассудительностью объединяет, воодушевляет театральную общественность города.  

По словам Павла Ивановича, СТД - механизм, который помогает театрам развиваться, не вмешиваясь в их экономическую, хозяйственную деятельность.  Оказывается значительное содействие в  повышении квалификации актеров, в частности, это обучение орловцев в Летней театральной школе СТД, участие в фестивалях, конкурсах, гранты, стипендии…

Одной из основных своих задач на этом посту Легкобит видит поддержку и развитие уникального русского репертуарного театра.

Стоит отметить, что 10 лет назад орловское отделение организации насчитывало 60 человек, сегодня - уже более 150. В прошедшем году большая театральная армия  пополнилась еще на 14 человек -  свидетельство большого доверия к творческому союзу.

«Когда встречаешься с коллегами, понимаешь: мы одной крови. Моя задача – чтобы люди не разочаровались, чтобы ощутили заботу, необходимость этой связи, этих уз»,- говорит Павел Иванович.

Артисты всегда могут обратиться к нему - и в счастье, и в горе, и обязательно найдут  поддержку и понимание.

СТД стоит на защите интересов коллег, помогает им в трудных жизненных ситуациях. Но это все за занавесом. Актеры щедры на эмоции на сцене, но о своих личных переживаниях предпочитают не распространяться…

У правосудия есть воя богиня – Фемида, которую изображают с весами в руках и  повязкой на глазах. Павел Иванович полушутя-полусерьезно предложил свой  символ Орловского отделения СТД: большое сердце – с перебивающимся ритмом, который порой идет поперек такта то учащенный, то разряженный. К этому сердцу подключены сосуды всех театров, но мозг у них свой. Главное, чтобы ум с сердцем был в ладу.

Вместо послесловия Павел Иванович ответил еще на один вопрос:

- В одном из интервью вы сказали, что некий видный руководитель как-то поставил вам в вину, что вы «для всех хотите быть хорошим». Откуда у вас сила быть собой, что в вас питает смелость?

- Наверное, Господь.

Вообще, по-моему, быть хорошим человеком - это вполне естественное желание. Каждый должен стремиться к красоте, свету, добру. Жаль, что в этом деле нет никаких соревнований, конкурсов. Представляете, с каким бы азартом люди состязались? Каждый бы старался лучше относиться к окружающим.

Неслучайно в популярном проекте «Голос» зрители присудили победу иеромонаху Фотию. Дело не в технике исполнения,  а в чистоте души. Наши сердца тянутся к любви, к чему-то настоящему. 

Это заложено природой, а всякое преступление – не что иное, как патология. Часто успокаиваю студентов: «Пусть ты сегодня не бросаешь батман на 90 градусов, но разве в этом дело. Дело в твоем отношении, в желании, в воле». Нужно смотреть в сторону добра. Только так получится найти путь к себе.