Версия для слабовидящих+7 (4862) 76-16-39

В Орловском государственном академическом театре им. И.С. Тургенева состоялась премьера спектакля «Блеф»

18 октября 2021

Когда накануне премьеры узнала, что это будет, так сказать, осовремененная классика, немного напряглась, потому как нередко такие эксперименты идут не на пользу искусству. Однако если это делать топорно и без чувства меры. В спектакле же режиссёра-постановщика Владимира Хрущёва переосмысление подано очень элегантно, многослойно и эффектно.

Параллели с современностью настолько очевидны, что порой кажется, будто артисты переходят с немного витиевато-классического на привычный современнику язык. Ан нет, всё чётко по сюжету и по тексту. Даже опытные артисты удивляются, насколько современна классика. И как точно она выписывает человеческие характеры и страсти, «актуальные» во все времена.

Пьеса «Свадьба Кречинского» имеет богатейшую палитру театральных постановок и экранизаций. История промотавшегося дворянина, затеявшего ловкую авантюру и решившегося на откровенный подлог, интересна как самой интригой, так и неоднозначным образом главного героя. Отъявленный плут, сердцеед, самый азартный игрок в городе, за карточным столом он готов на всё, даже если придётся поставить на кон свою судьбу и честь. И он мастерски овладел приёмом блефа, когда непременно нужно сохранить хорошую мину при плохой игре.

В спектакле Кречинского замечательно играет актёр Александр Козлов. В его герое есть и лоск, и жёсткость, он хороший психолог и умеет подобрать ключик ко всем, кто является шахматной фигурой в его хитроумной партии. Он как фокусник грациозно подаёт свой обман, но это — змеиная грация. Недаром внимательный, деловой и аккуратный, неуловимо напоминающий современного агента ФСБ, вечно подслушивающий и подсматривающий Нелькин (Павел Клячин) предупреждает помещика Муромского о том, что виртуозно в его честную семью как змея ползёт картёжник.

Пётр Константинович Муромский (заслуженный артист России Сергей Аксиненко) очень долго сопротивлялся чарам Кречинского, он человек деловой, любящий деревню и уважающий мужиков, с которыми можно толковать по делу и без обиняков. Ему не нравится, что его сестра Анна Атуева (заслуженная артистка России Татьяна Симоненко) так ослеплена сиянием столицы и старается во всём следовать моде, будь то клоунские наряды слуг или «вечевой колокол» вместо входного колокольчика. Главное, чтобы как у всех и чтобы не дай бог не отстать.

— У людей дури-то много, всей не переймёте, — говорит более здравомыслящий брат.

И всё же и этот бастион сопротивления рушится, когда речь заходит о счастье дочери. А будущий зять Михаил Васильевич так виртуозно и обаятельно притворяется честным человеком.

— Обаяние зла... Мне стало интересно в последнее время, насколько оно велико и как мы под него попадаем, — говорит режиссёр спектакля Владимир Хрущёв.

Более детально об этом размышляет один из героев: «Где и какое зло — вот вопрос. Вот, например, подлость и мошенничество в сермяге, в худом сюртучишке подь­ячего жалки, гадки, да неопасны. Вот страшно, когда подлость в тонком фраке... в белых перчатках... чужим добром сытая... катит на рысаках, раскланивается в обществе, входит в честный дом, на дуван подымает честь... спокойствие!.. всё!.. Вот что страшно!»

Спектакль получился зрелищным и динамичным. Очень красивые и очень «говорящие» костюмы (художник по костюмам — Яна Куштевская, г. Москва). В спектакле много интересных сцен, этаких лёгких театральных виньеточек, которые заметят и оценят зрители. Ну например, эффект отматывания назад киноплёнки — когда действие вдруг начинает развиваться совсем по-другому. Есть в спектакле и стрельба из пистолета, и куча денег, которую пытаются собрать огромным пылесосом, и самая настоящая ванна, где слуга по-настоящему окатывает Кречинского водой из ведра...

Жанр представления заявлен как «авантюрная комедия», и в нём, как и в жизни, не всё так просто и однозначно. В спектакле много искромётного юмора, в нём есть и трагические черты. А главное — это увлекательный, ни на минуту не скучный театр, который так любят зрители всех поколений! Ну а какие выводы сделает зритель — тут уж, как говорится, каждому по вере его. (12+).

Из истории создания пьесы

«Свадьбу Кречинского» Александр Сухово-Кобылин написал в 1854 году... в тюрьме, где побывал дважды, пока в течение семи лет шло дело об убийстве его гражданской жены. И даже после освобождения за ним тянулся шлейф сплетен и пересудов. Поначалу цензура поставила на пьесе крест, одобрение удалось получить лишь в августе 1855 года. Цензор, занимавшийся «Свадьбой Кречинского», отметил в вердикте, что «язык этой пьесы очень груб, и хотя автор по замечаниям цензуры смягчил самые резкие места, тем не менее всё сочинение несёт печать простонародности». Отметку «позволяется» на докладе цензора поставил сам управляющий III отделением Леонтий Дубельт.

Источник: Орел-регион