Версия для слабовидящих+7 (4862) 76-16-39

В ожидании премьеры

09 декабря 2021

В ОГАТ им. И.С. Тургенева готовятся представить зрителям очередную премьеру. В театре отмечают, что так, как это делается в Орле, известную пьесу не ставили еще нигде и никогда.

Режиссером­-постановщиком спектакля «Старший сын» (16+) по одноименной пьесе Александра Вампилова стал Виктор Стрельченко.

Столичный режиссер, окончивший ГИТИС, ставит в Орле впервые и своими впечатлениями о театре, труппе и материале, над которым ведется работа, делится с удовольствием.

— К пьесе «Старший сын» я присматривался давно, подробно изу­чал ее и видел по ней множество спектаклей. В определенный момент я пришел для себя к выводу, что пьеса эта, в отличии от прочих пьес Вампилова, совершенно не бытовая. И мне захотелось поработать с ней, попробовать «взломать» ее иными игровыми ключами. Метафизическими, через актеров, через образы, — рассказывает он.

Виктор Стрельченко подчеркивает, что сам материал, сама пьеса и то, как подходил к ней Александр Вампилов, дает каждому взявшемуся за ее постановку режиссеру колоссальный простор для творчества и экспериментов.

— Если внимательно прочитать письма Вампилова, обращаешь внимание на строки о том, как режиссеры разубедили его в том, что «Старший сын» это комедия, — продолжает Виктор Андреевич. — Автор соглашался с тем, что жанр его произведения скорее все же «трагикомедия». Более того, он сам неоднократно переписывал пьесу по просьбам разных режиссеров, всего существовало четыре ее варианта. Это делает сам материал необыкновенно пластичным, и, как мне кажется, дает режиссеру невероятную свободу смело работать с ней, фантазировать над материалом. Это камерная пьеса, но когда она выходит на большую сцену, становится, совершенно иной. Разумеется, я не могу раскрыть все карты. Скажу лишь, что через игровой театр мы попытались раскрыть ее живую, многоплановую образную структуру, раскрыть материал образным языком. Для меня очень важно, чтобы это получилось.

В то же время режиссер отмечает, что определенные изменения его изначальная задумка в процессе работы все же претерпевает.

— Когда я приехал в Орел, у меня был лишь некий набор пазлов, которые только предстояло соединить в полноценную картину, и сейчас мы работаем над этим. Что­то переставляем, что­то убираем вовсе. На сегодняшний день репетиции в разгаре, мы, с позволения сказать, находимся на экваторе. Но сейчас уже начинает вырисовываться определенный результат, та самая целостная картина того, что у нас получается, — продолжает он.

Виктор Андреевич особо подчеркивает, что непосредственный процесс работы над спектаклем стал настолько живым и интересным благодаря разноплановой и «крепкой» труппе орловского театра.

— У артистов, с которыми мне довелось работать, очень широкий актерский диапазон. Еще до начала репетиций я посмотрел несколько спектаклей и убедился в том, что это профессионалы, в равной степени великолепно владеющие развлекательным жанром и способные блестяще справиться с серьезным материалом, — делится он. — На мой взгляд, у нас все на своих местах. В частности, Виктор Межевикин в роли отца семейства, Андрея Сарафанова, стал необычайно удачным и точным попаданием.

Примечательно, что и артисты ОГАТ им. И.С. Тургенева о работе с московским режиссером отзываются весьма тепло.

В частности, Сергей Евдокимов, которого в «Старшем сыне» мы увидим в роли Бусыгина, подчеркивает, что Виктор Стрельченко как профессионал внушает ему большое доверие.

— Насколько мне известно, так, как это делается здесь и сейчас, Вампилова не ставил еще никто и никогда, и сама работа в таком ключе получается интересной, по­настоящему захватывающей, — говорит Сергей. — Полагаю, в конечном итоге у нас получится настоящая трагикомедия. Спектакль, который однозначно стоит увидеть. С какими впечатлениями зрители будут покидать зал по его окончании? Разумеется, я не знаю. Однако для меня самого это спектакль­исповедь, а после исповеди каждый выходит с каким­то своим, сугубо личным переживанием.

О своем герое Сергей рассказывает с особым трепетом, который, вероятно, возможен лишь в том случае, когда роль даже не исполняется, а проживается по­настоящему.

— Бусыгин — не супергерой, не какой­то вымышленный образ, — продолжает артист. — Для меня это настоящий человек, знакомый и близкий. Очень современный человек. Как и каждый из нас, он сталкивается со своими внутренними проблемами, конфликтами и выборами, связанными с его отцом, с собственной совестью. И то, как он решает их, понятно и доступно, как мне кажется, всем нам.

Премьеру «Старшего сына» театр, в связи с пандемией коронавируса, вынужден был переносить уже несколько раз. По имеющейся на данный момент информации, увидеть спектакль зрители смогут не раньше февраля.

Тем не менее, вне зависимости от даты первого показа, Виктор Стрельченко делает особый акцент на том, что театр как таковой всегда был и сегодня остается над любыми внешними обстоятельствами.

— Сегодня вокруг так много горя, что вполне естественна потребность людей в чем­то жизнеутверждающем, — поясняет он. — Глобальная задача театра, на мой взгляд, состоит в том, чтобы протянуть зрителю руку, напомнить, как важно держаться вместе и противостоять всем этим обстоятельствам.

О своих дальнейших планах на работу в Орле Виктор Андреевич пока говорит с осторожностью. Подчеркивает, что конкретные выводы можно будет делать лишь после того, как долгожданная премьера «Старшего сына» состоится.

— Я ориентируюсь на совокупность нескольких показателей, которые соотношу и вымеряю для себя, — говорит он. — Разумеется, главную оценку спектаклю своей реакцией ставит зритель. И если зритель и дирекция театра примут тот спектакль, который мы сделаем, можно будет говорить и о дальнейшем сотрудничестве.

Анастасия Извекова

Источник: Орловская городская газета