Версия для слабовидящих+7 (4862) 76-16-39

Любовь в кредит и страсть в рассрочку

25 октября 2019

Спектаклем открытия VIII Международного театрального фестиваля «РУССКАЯ КЛАССИКА» стала постановка «БЕШЕНЫЕ ДЕНЬГИ" Нового драматического театра, город Минск Республика Беларусь. Режиссер-постановщик Александр Гарцуев.


Учитывая тематику фестиваля, символично, что первым из заявленных в программе стал белорусский спектакль по одной из наиболее известных пьес классика русской драматургии XIX века, создателя русского национального театра Александра Николаевича Островского.

Как известно, сюжет пьесы «Бешеные деньги» перекликается с «Бесприданницей» Островского же. Однако если во втором случае описывается личная драма Ларисы Дмитриевны, душевно благородной, глубокой натуры, честной и любящей, оказавшейся в безысходной ситуации, то «Бешеные деньги» - произведение иное и жанрово, и контекстуально: там другой морально-нравственный посыл, история истолковывается в новом свете.

Тема исчерпывающе заявлена в названии: мир сумасшедших денег и мгновенного обогащения, роскоши и гламура, неутолимая жажда наживы и неуёмное расточительство, циничная расчетливость и низменные страсти, фальшивые чувства и продажная любовь. Главную характеристику бешеных денег, как шальных и легких, не добытых, в отличие от денег «умных», честным трудом, дает Телятьев (Сергей Толстиков).

Тут все без остановки твердят о любви, а на самом деле думают лишь о деньгах: здесь улетают в трубу целые состояния, здесь роскошно живут, держат светские салоны, едят, пьют, весело прожигают жизнь – и всё в долг.

В своем видении основной идеи пьесы трактовка режиссера не расходится с замыслом драматурга. Хочется отметить бережное отношение к авторскому тексту, что, наверняка, придется по вкусу поклонникам творчества Островского.

С другой стороны, стремление создателей спектакля в сегодняшнем дне найти аналоги описанных драматургом социальных типов, делает спектакль современным и злободневным.

Сценография, пожалуй, слишком наглядно иллюстрирует главный месседж спектакля: на сцене преобладает агрессивный красный, ядовито зеленый напоминает расцветку американской валюты, изображения денежных знаков довлеют над происходящим. Обстановка проникнута атмосферой мещанства, хотя Чебоксаровы, пускай и вырождающееся, но всё-таки дворянское семейство. Думается, принципиальный, умный, образованный Васильков (Алексей Верещако), напоминающий предприимчивого Лопахина из «Вишневого сада», вряд ли бы влюбился в девушку, выросшую в обстановке спорной в отношении тонкого вкуса.

Лидия Юрьевна Чебоксарова (Оксана Барчевская) в данной постановке изначально предстает внутренне абсолютно порочной. Не совсем понятно, как она стала такой, что повлияло на формирование её мировоззрения. Этот персонаж не развивается по ходу действия. Впрочем, возможно, так было задумано режиссером.

В Лидии Юрьевне нет ничего девического: она взрослая прагматичная женщина, роковая красавица, соблазняющая умело, цинично, хладнокровно. Она с точностью до копейки знает цену своего снисхождения. Монетизировать красоту и выйти замуж по расчету – вот главное. Внешне – светская львица, по сути, она – жрица продажной любви.

Логика действий, мотивация других персонажей не всегда вполне ясна, что несколько затрудняет понимание происходящего на сцене и по субъективным ощущениям снижает темпоритм спектакля. Отчасти эту порой проскальзывающую смысловую невнятицу нивелирует легкий мистический флер, иллюстрирующий тему бешеных, то есть, дьявольских денег (ведь слово «бешеный», производное от «бес»), переданный через музыкальное оформление и определенные мизансцены.

В заключении подчеркну, что спектакль Нового драматического театра, несмотря на некоторые спорные моменты, в целом получился интересным и актуальным, а обращение к творчеству Островского, этой «энциклопедии русской жизни» в значительно большей степени, чем «Евгений Онегина» Пушкина, всегда полезно.

Инга Радова.